Тема:
Текст сообщения:
Смотрите эту страницу в новом дизайне на olimpiada.ru
Выбрать регион
Выбрать предмет
Войти
Выберите предмет | Все предметы закрыть
Выберите регион | Все регионы закрыть
все регионы | все предметы

Лента публикаций


22.11.2018 Международная олимпиада по информатике: FAQ20.11.2018 Фотопроект «Победители Всероссийской олимпиады школьников». Дамир Хусейнов06.11.2018 Фотопроект «Победители Всероссийской олимпиады школьников». Артур Герасименко и Егор Рябов24.10.2018 Фотопроект «Победители Всероссийской олимпиады школьников». Руслан Сапаев11.10.2018 Нам 7 лет!08.10.2018 Фотопроект «Победители Всероссийской олимпиады школьников». Мария Журавлева04.10.2018 Перечень олимпиад школьников и их уровней на 2018/19 учебный год по профилям01.10.2018 «Быть дамой в информатике очень сложно»: интервью с президентом сербского национального комитета по информатике Еленой Хаджи-Пурич25.09.2018 Задания и решения муниципального этапа Всероссийской олимпиады 2017-18 учебного года для подготовки19.09.2018 Перечень олимпиад школьников и их уровней на 2018/19 учебный год по предметам
все регионы | все предметы04 декабря 2018 15:30

Выбраться из аквариума: незрячие участники всероса – об олимпиадах, выездной школе и планах на будущее

В этом году в осеннюю выездную школу по русскому языку и литературе впервые попали трое незрячих участников – Миша Варюшин, Илья Днепровский и Катя Нестерова. Ребята ходят в Школу-интернат № 1 для обучения и реабилитации слепых и уже не раз проявляли себя на различных соревнованиях. Olimpiada.ru обсудила с ними впечатления от занятий в Голицыно, подготовку к олимпиадам, современный кинематограф и профессии мечты.

Как для вас начался этот олимпиадный сезон?

Катя Нестерова: Я уже поучаствовала во Всероссийской олимпиаде по литературе, обществознанию и истории. По обществу и истории как-то получилось слабовато, а по литературе все не так плохо, меня даже пригласили в выездную школу в Голицыно. Вообще я планирую больше участвовать в соревнованиях по этому предмету, потому что в дальнейшем думаю пойти на филолога и мне это будет полезнее.

Миша Варюшин: Я в олимпиадах участвую уже три года, и этот сезон пока довольно удачный: прошел в муниципальный этап по литературе, написал его, особых трудностей он не вызвал. Также поучаствовал в олимпиаде по экологии. А сейчас планирую зарегистрироваться на «Высшую пробу» – это олимпиада Высшей школы экономики.

Миша Варюшин

Илья Днепровский: Я тоже в олимпиадах участвую не первый год, и в этом уже написал школьные этапы по литературе, обществознанию, английскому, истории, географии, физике, математике. Почти везде я прошел в муниципальный этап, но участвовать буду не во всем, слишком большая нагрузка получается. Также уже зарегистрировался на «Высшую пробу» по литературе и иностранным языкам.

Катя уже упомянула, что вы в этом году занимались в выездной школе в Голицыно. Расскажите, что это такое? Как вы туда попали?

Катя: Проводился отбор среди тех, кто выделился на олимпиадах по литературе и русскому. Когда мы приехали в школу, у меня было ощущение, что я попала в литературный рай! Лекции читали очень интересные профессора: Владимир Владимирович Сперантов, Фаина Сергеевна Хуснетдинова, Майя Геннадьевна Меркулова, Михаил Евгеньевич Кипнис.

Катя Нестерова

Миша: Меня взяли потому, что я в прошлом году стал призером регионального этапа по литературе, то есть, тоже отметился. А еще там были победители и призеры заключительного этапа, их там выделили в отдельную категорию как заслуженных. Всего получилось больше 250 участников, многие из них приехали издалека, кто-то из Крыма, кто-то – из Краснодарского края, были люди из Оренбурга.

Илья: Вместе с нами в качестве сопровождающих ездили студенты Высшей школы экономики, за что им отдельная благодарность. Они же уже больше года приходят к нам в школу и организуют занятия по литературе, русскому и лингвистике.

Вы впервые уехали от родителей?

Катя: Я да. Занятия длились девять дней, и мама очень боялась меня отпускать одну, говорила: «Господи, как же ты там сама справишься, что же ты там делать-то будешь?». А я в основном переживала из-за того, что у меня много вещей. Но потом быстро освоилась на месте, и все было нормально, все было позитивно.

Миша: Я уже давно езжу без родителей, и раньше уже тоже бывал на всяких соревнованиях один, так что тут никакого стресса не было.

Илья: Я тоже и на соревнования сам ездил, и дважды в Польшу летал, так что мои родители тоже к этому привыкли, и для меня это уже стандартно – уехал и уехал.

Илья Днепровский

Расскажите, как был организован ваш день?

Миша: Мы вставали в 9, потом был завтрак и первые две пары, обед, третья пара, полдник, четвертая. То есть, суть этих сборов заключалась в том, что это вообще была только учеба, никаких развлечений…

Илья: Только один раз мы кино смотрели.

Миша: Но это тоже было во время занятия, потому что после мы его анализировали!

Что за фильм?

Илья: «Возвращение» Звягинцева. Ты приходишь в конференц-зал, садишься, перед тобой экран, и ассистенты тебе тифлокомментируют (тифлокомментарий – это закадровое описание того, что происходит на экране). Конечно, можно и без тифлокомментариев смотреть, но тогда не все понятно, это тяжело и сложно. После фильма было обсуждение, и вектор повернули не в ту сторону, как мне кажется.

Миша: Вообще это психологическая драма, в которой показана очень жизненная ситуация. Жила семья: мать, отец и двое сыновей. И когда дети были маленькие, мужчина, как мы поняли, попал в тюрьму. Прошло время, мальчики подросли: одному – 14 лет, другому – 12, и в этот момент возвращается отец и начинает их воспитывать по-своему.

Илья: Заканчивается все довольно трагическим образом. И все обсуждение почему-то свелось к религии. В фильме есть одна мощная аллюзия, которая может намекнуть на это направление: то, как расставлены дни недели. Отец возвращается в субботу, в пятницу погибает, а воскресенья нет, финал открытый. Но получилось так, что обсуждалась только религиозная трактовка.

Миша: Я был с таким поворотом совершенно не согласен, мне казалось, что участники обсуждения либо вообще не желают обращать внимание на нашу бытовую жизнь, либо не понимают, что тюрьма, война и армия меняют людей. Это обычная жизненная ситуация, таких на самом деле миллион. Кто-то раскритиковал фильм, один человек вообще заявил, что Звягинцев ничего не объяснил, заставил нас самих обо всем догадываться…

Илья: Но в конце концов, режиссер не должен все разжевывать и класть в рот. Ты кино для того и смотришь, чтобы что-то потом обдумать, а иначе какой вообще смысл? Есть, например, фильм Юрия Быкова «Дурак», там открытый финал, о котором все спорят. У режиссера спрашивают: «А главный герой погиб или нет?», а он отвечает: «А это неважно». Вот и все, домысливайте сами.

Давайте поговорим о том, что вам понравилось больше всего. Может, была какая-то лекция конкретная, где разбиралась ваша любимая тема?

Катя: В принципе все преподаватели рассказывали интересно и хорошо, но я бы выделила лекцию Сперантова про пародии.

Расскажите поподробнее?

Илья: Это когда я хочу написать текст в стилистике какого-нибудь поэта-писателя, чтобы показать, что он, с моей точки зрения, пишет не совсем то, что надо.

Миша: То есть, выточить всю вот эту середину, которая не нравится автору, и вывести ее на первый план в комическом виде. И кстати, нам эта тема очень пригодилась на олимпиаде, потому что там было связанное с ней задание.

В Голицыно вам раздавали какие-то материалы? Как их адаптировали?

Миша: Да, всем участникам материалы раздавали, а нам, поскольку распечатывать тексты по Брайлю долго, да и оборудования нужного там не было, все высылали на почту или кидали на флешку, и мы читали электронный текст. На самом деле, очень хорошо, что мы умеем на все сто пользоваться компьютерами, потому что иначе нам бы приходилось очень тяжело. Даже если бы, допустим, нам при этом помогали бы студенты-ассистенты, все равно это было бы неудобно, потому что им пришлось бы читать шепотом.

Илья: Плюс мы и конспекты вели в электронном виде, и домашние задания на компьютерах делали. Писать конспект по Брайлю очень долго, рука бойца колоть устанет!

Миша: А на лекциях тем более важна скорость, потому что нужно вычленять суть и записывать все это в удобной форме.

Что еще, помимо выездной школы, помогает вам готовиться к олимпиаде? Как проходит процесс?

Катя: У нас в классе так: учителя приносят нам какие-то прошлогодние варианты и проходят их с нами вместе.

Миша: Стоит сказать, что у нас все преподаватели очень хорошие, и я очень благодарен моему учителю Людмиле Сергеевне Нимеевой, потому что именно благодаря ей у меня такие хорошие результаты. Она ведет у нас литературу уже шесть лет, и за это время дала нам много знаний, которые помогли мне выйти на такой уровень и участвовать в олимпиадах. При подготовке мы тоже разбираем прошлогодние задания, нам скидывают дополнительные материалы – это могут быть всякие словари, термины, планы анализа произведений. Иногда мы собираемся дополнительно, чтобы что-то обсудить, Людмила Сергеевна мне советует, что повторить, какую литературу почитать. Когда видишь такую поддержку, хочется творить и идти вперед, потому что знаешь, что у тебя есть наставник, к которому всегда можно обратиться за помощью.

Илья: У меня система подготовки плюс-минус такая же, я тоже прорабатываю задания прошлых лет.

Дома ваши олимпиадные устремления поддерживают?

Катя: Конечно! Меня поддерживают друзья, близкие и особенно мама. Она вообще хочет, чтобы я дальше пошла на филолога, поэтому мотивирует меня, говорит: «Давай, иди, это тебе дальше к поступлению». Я ей за это очень благодарна.

Миша: Меня тоже поддерживают, говорят: «Молодец, правильно, что везде участвуешь». Это ведь полезно и с точки зрения социализации, чтобы не стать человеком, который вечно одной учебой занят. И еще, конечно, друзья поддерживают, радуются, когда у тебя что-то получается.

Илья: И это, кстати, очень важно. Понятно, что твои успехи по очевидным причинам небезразличны родителям и учителям, но когда есть человек, которому не все равно, и при этом это не твой наставник и не твоя мама, это тоже очень хорошо, потому что, по сути, он не обязан за тебя переживать, но он это делает, он говорит: «Вот это да, ты прошел в муниципальный этап, круто». Это тоже здорово.

Как вам кажется, сложнее ли вам готовиться к олимпиадам, чем зрячим участникам? Ведь, наверное, не все подготовительные материалы адаптированы.

Илья: Если мы берем такие предметы, как литература или русский, то там нет рисунков, нет графиков, которые можно встретить, например, в физике. Там, конечно, тоже задания адаптируют, но все-таки участнику очень многое нужно самому представлять. Те же графики умеют читать далеко не все. Зрячему человеку проще: он находит ось х, ось у, видит график, может как-то по нему сориентироваться. В литературе такого нет, и тут реально адаптировать 99% заданий. Единственная трудность, которая может возникнуть, это проблемы со скоростью чтения.

Миша: Или вот, например, на тех же лекциях в выездной школе всем показывали дополнительные презентации. Нам эти материалы потом тоже дали, но, наверное, проще и интереснее сразу смотреть на слайды и слушать учителя. У одного лектора, скажем, была презентация, на которой изображались графики по анализу текста: различные компоненты соединялись линиями, которые местами пересекались. И когда ребята составляли конспекты на этой лекции, там тоже говорилось, что «чертим линию здесь, ставим точку там, вот тут подчеркиваем». Но если отбросить какие-то отдельные моменты, можно сказать, что подготовка у нас по уровню сложности примерно одинаковая. При условии, что ты владеешь компьютером, причем очень хорошо, потому что он помогает быть наравне со зрячими. С его помощью можно, например, посмотреть какие-то статьи критиков, того же Добролюбова или Белинского, посмотреть комментарии к произведениям. А если владеешь только Брайлем, то эти статьи придется где-то искать, скорее всего, их еще и не окажется, или за ними придется ехать куда-то.

Илья: Да и вообще, если владеешь только Брайлем, то рискуешь ощутить на себе так называемый эффект аквариума, то есть будешь сидеть только в своей среде.

Катя: У меня был такой риск.

Что ты имеешь в виду?

Катя: Когда я была маленькая-глупенькая, мне что-то нравилось (например, читать по Брайлю), и я недоумевала: зачем эти компьютеры? Кому они нужны? Но позже, конечно, поняла, что надо все-таки быть в обществе, и выплыла на волю.

Илья: Я лично понял, что нужно социализироваться, довольно давно. Понятно, что в университете и после него никто не будет под тебя подстраиваться и что-то под тебя подстраивать. И у нас эта проблема социализации стоит очень остро, гораздо острее, чем в странах, где, по крайней мере, есть система инклюзивного образования. Например, в США, в Германии она работает почти так же, как наши сборы: на занятиях к тебе прикрепляется ассистент, который тебе помогает. Естественно, там очень мало незрячих людей, которые не социализировались, потому что там даже если не захочешь, все равно социализируешься.

Миша: Да и вообще, зачем сидеть на одном месте? Раз уж у нас есть такая проблема – нет зрения, значит, надо искать пути ее обхода. Тем более, в чем-то мы можем быть наравне со зрячими людьми, а в чем-то даже их превосходить. Например, в тех же компьютерах мы часто разбираемся лучше, чем многие зрячие.

Как вам кажется, сейчас насколько вы социализировались?

Миша: Это, конечно, вопрос для «скромных», потому что говорить, что я полностью социализирован, слишком пафосно. Я бы сказал, что мы привыкаем к чему-то на протяжении всей жизни, бывают разные обстоятельства, благодаря которым мы учимся чему-то новому, что-то познаем. Но сейчас у меня с этим проблем нет.

Илья: У меня тоже особых проблем нет, а главное, что нет аквариума.

Катя: А мне бывает сложно, потому что у меня есть боязнь нового, мне это как-то трудно преодолеть. Раньше когда передо мной возникало что-то новое, я сразу становилась как маленький волчонок из «Белого клыка»: «А, новое!». И ступор, страх, все сразу. Но сейчас я это преодолеваю, мне самой хочется что-то пробовать. Например, я даже стала делать слайды и снимать небольшие видео, раньше выкладывала их на свой канал на YouTube, сейчас забросила, но думаю возобновить.

Миша: У меня боязни нового нет, я стараюсь во все вникнуть, разобраться и вычленить для себя какие-то рычаги управления этим новым, чтобы мне это было удобно и я этим овладел.

Илья: И как правило, когда проявляешь интерес к каким-то новым вещам, у их создателей появляется стимул делать что-то именно для тебя. Грубо говоря, появляется какая-то технология, блайнд-сообщество ей интересуется, и производитель задумывается: «Как-то надо это оптимизировать, чтобы привлечь больше клиентов, тогда можно будет получить больше денег». Закон рынка, спрос рождает предложение. Конечно, у нас эта логика часто не работает, потому что все по госзаказам, и производителей такое не волнует. Например, в рамках программы доступной среды «Сбербанк» поставил банкомат, который якобы озвучивается, у него даже разъем для наушников есть. Только когда наушники подключаешь, ничего не происходит, тишина. Дело в том, что на него не установили программное обеспечение. А у нас в школе и вовсе стоит самый стандартный банкомат без озвучки, хотя у нас работают незрячие учителя, и в таком вопросе, как снятие денег, помощи попросишь не у каждого.

Вы уже представляете, чем хотите заниматься в будущем?

Катя: Как я уже говорила, хочу поступить на филфак и заниматься литературой, а в дальнейшем – стать писательницей (я уже сейчас пишу прозу в жанре хоррор) или дальше пойти по филологической стезе.

Илья: Я собираюсь или на филологию, или на лингвистику. Есть еще такая вещь, как лингвистическое программирование, это вообще приятное с полезным.

Миша: Я тоже пока думаю между филфаком и звукорежиссурой, потому что это направление мне тоже нравится и я давно этим занимаюсь.

Ты занимаешься музыкой или монтируешь какие-то разговорные программы?

Миша: И то, и другое. В школе у нас есть собственная радиопередача, и я как раз готовлю для нее материалы, клею вопросы-ответы, свожу это часов по семь-восемь. Также я рассматриваю как вариант и психологию: мне кажется, что я в ней разбираюсь, и уже были случаи, когда удавалось помочь людям советом.

Советы от Ильи, Кати и Миши для незрячих участников олимпиад:

Не бояться. Олимпиады по всем предметам (по крайней мере, если речь идет о всеросе) адаптированы для незрячих, поэтому такой проблемы, как невыполнимые задания, не будет. Бояться в принципе нечего. Это проверка знаний, а не работа на аттестат и не поступление в вуз, где решается все.

Освоить компьютер. Для участия в олимпиадах нужна хорошая подготовка, а без современных технологий очень трудно показать достойный результат.

Быть легкими на подъем. Если предлагают какой-то проект со сборами, то почему бы на него не поехать? Говорить «Ой, это не для нас» – глупость страшнейшая. Любую возможность социализации нужно использовать, тем более, когда куда-то приглашают.

Проявлять инициативу. А если не приглашают, то не надо ждать, можно самому искать какие-то проекты, регистрироваться в них.

…и их родителей:

Не бояться. Если у вашего ребенка хорошие знания и он по собственному желанию участвует в олимпиадах, это замечательно. Значит, он не боится сложностей, готов к новым форматам заданий, значит, он уверен в том, что ему под силу с ними справиться.

Не отговаривать. Не надо говорить «Тебе это не пригодится: зачем ты в этом участвуешь?» или «Зачем ты в этой олимпиаде участвуешь, участвуй в той, у тебя там лучше получается». Ребенок сам должен выбрать, куда идти.

Поощрять даже за маленькие победы. Важно всегда замечать успехи ребенка, пусть даже и небольшие. И хвалить его за них. То есть, достижение – это не только три года подряд на пятерки окончить, но и, например, пройти в муниципальный этап.

теги |

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus


Комментарии:
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Ок

Автор:

Ксения Донская

Публикации автора


04.12.2018 Выбраться из аквариума: незрячие участники всероса – об олимпиадах, выездной школе и планах на будущее22.11.2018 Международная олимпиада по информатике: FAQ15.11.2018 Гарри Поттер и индивидуальная учебная траектория: кому и зачем поступать в школу «Летово»01.10.2018 «Быть дамой в информатике очень сложно»: интервью с президентом сербского национального комитета по информатике Еленой Хаджи-Пурич18.09.2018 Олимпиады по-словацки: интервью с тренером национальной сборной по физике Любомиром Конрадом