Тема:
Текст сообщения:
Вы находитесь на старой версии сайта. Некоторые функции могут работать некорректно. Перейдите на новый сайт olimpiada.ru
Выбрать регион
Выбрать предмет
Войти
Выберите предмет | Все предметы закрыть
Выберите регион | Все регионы закрыть
все регионы | все предметы

Лента публикаций


05.11.2019 «Пощечина общественному вкусу», или Насколько хорошо вы разбираетесь в русском авангарде. Тест30.10.2019 Схемы участия в Московской олимпиаде школьников25.10.2019 Добавлены задания и решения муниципального этапа Всероссийской олимпиады 2018/19 учебного года из пяти регионов15.10.2019 «Ученый не должен знать все»: интервью с президентом Азиатской физической олимпиады Леоном Чуаном Квеком03.10.2019 Пустыня Израиля, парижская жара, венгерский гуляш: победители и призеры межнаров рассказывают, как провели лето02.10.2019 Перечень олимпиад школьников и их уровней на 2019/20 учебный год по предметам27.09.2019 Человек решающий: интервью с членом задачного комитета Международной математической олимпиады Гезой Кошем26.09.2019 Перечень олимпиад школьников и их уровней на 2019/20 учебный год по профилям18.09.2019 Задания и решения муниципального этапа Всероссийской олимпиады 2018/19 учебного года для подготовки17.09.2019 Незрячие дети должны участвовать не в паралимпиадах, а в соревнованиях для всех
все регионы | Английский язык21 июня 2019 11:17

«У меня есть особенности, но они не подавляют во мне человека»: интервью с призером регионального этапа всероса по английскому Ричардом Шевкуном

Десятиклассник Ричард Шевкун носит очки +10, ходит на уроки с карманным увеличителем, а вместо тетрадей использует ноутбук. В прошлом сентябре он перешел из школы-интерната для обучения и реабилитации слепых в общеобразовательную школу №45 им. Мильграма, а этой зимой стал призером регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по английскому языку. Мы поговорили с ним о том, как достичь лингвистических высот и освоиться в новом коллективе, не изменяя себе.

С чего началось твое увлечение английским?

В младших классах я его не особо любил, отлынивал. Но когда понял, что за ним стоит много всего интересного: фильмы, музыка, книги, статьи, мне захотелось лучше его освоить. Это было классе в седьмом. Правда, у меня был более нативный метод изучения языка, я многое узнавал как раз через книги, музыку, фильмы и другие произведения.

А что именно в культуре тебя зацепило? Может, музыку начал слушать, полюбил какую-то группу?

Дело даже не в конкретной культуре, а в том, что благодаря английскому у тебя появляется доступ почти к чему угодно. Наверное, поэтому мне сложно выбрать второй иностранный: я пока не нашел другой большой и важный для меня пласт информации, который проходит мимо из-за незнания какого-то языка. А с английским все, наверное, начиналось с видео на YouTube.

Что смотрел?

Дети все примерно одинаковые: конечно, ролики про игры. Обычно так бывает, что сначала смотришь видео на какую-то тему, а потом находишь человека, который тебе нравится, и смотришь у него все подряд. У меня так было с одним шотландским блогером, и кое-какие привычки, в том числе, произношение некоторых слов, мне достались именно от него, — это необычно, но как есть. Благодаря роликам в интернете я выполнял сразу несколько задач: смотрел видео про игру, знакомился с необычной точкой зрения или интересной историей, узнавал новые слова или фразеологизмы.

Как у тебя получилось дойти до такого высокого уровня? Ты прицельно занимался английским или все шло от желания приобщиться к многочисленным источникам знаний?

Думаю, изначально все шло от интереса: я выписывал какие-то вещи, что-то просто запоминал, набирался знаний. Прицельно я стал заниматься, когда начались успехи на олимпиадах. Тогда я стал обращать внимание на что-то помимо культуры, например, повторять времена, которые периодически путаю.

Расскажи, как в этом году ты готовился к Всероссийской олимпиаде по английскому?

Я ходил на курсы в Центре педагогического мастерства, смотрел задания Кембриджского экзамена Certificate in advanced English. В основном меня интересовала часть Use of English, потому что с ней всегда больше всего проблем. Вообще я не ожидал, что пройду на региональный этап, поэтому серьезно начал готовиться только после муниципального. Много всего делал сам, смотрел задания ВсОШ других регионов. Очень интересные варианты всегда попадались в Татарстане: там обязательно что-то необычное, связанное с культурой.

Уроки в школе тебе как-то помогли?

Да, думаю, они помогли сильно. Я учусь в школе №45 им. Мильграма, английский — мой профильный предмет, так что у меня его шесть часов в неделю. На уроках я усвоил много новой лексики, научился лучше выстраивать свои мысли: мы писали сочинения и эссе, у нас проводились дебаты на животрепещущие темы.

Какое впечатление у тебя осталось от заданий регионального этапа?

Типовые, как и должно быть. Все было решаемо, и результат мог бы быть лучше, можно было стать победителем, пройти дальше. Чего-то невыполнимого не было, просто нужно было лучше готовиться. Может, отчасти роль сыграло как раз то, что грамматике я уделял меньше внимания.

Задания как-то адаптировались для тебя?

В первый день я писал олимпиаду в Школе-интернате №1 для обучения и реабилитации слепых, где учился до перехода в школу им. Мильграма. Задания разрешили выполнять на компьютерах. Конечно, на них отключили автокоррекцию, интернет. 

Во второй день у нас опять же была отдельная точка. Я перед олимпиадой упал неудачно и был на костылях, не знал, как я с ними буду в общем потоке. И когда мне написали, что можно приехать и пройти второй тур отдельно, меня прямо отпустило, я себя почувствовал королем.

Ребятам из первого интерната раздавали задания на Брайля, а мне, как правило, хватает обычных, я просто увеличиваю шрифт до уровня, который зрячим еще не кажется совершенно безумным: 20-22 мне вполне хватает. А когда раздают распечатанные задания, я пользуюсь карманным увеличителем. Сейчас постоянно беру его в школу.

И соответственно, печатаешь тоже на обычной клавиатуре?

Да. Пожалуй, самое полезное, чему я научился в интернате, — это быстро печатать. Родители мне говорили, что надо учиться писать, и действительно, полезно, например, уметь писать свое имя и фамилию, расписываться — без этого никак. Но писать так же быстро, как печатать, я не могу. Да и зачем зря глаза утомлять.

Ожидал ли, что на олимпиаде получится такой хороший результат?

Вышло скорее ровно как ожидал, хотя всегда, конечно, хочется еще лучше: как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но при этом на региональном этапе были одиннадцатиклассники, которые написали так же, как я, или даже хуже, так что, думаю, в этом плане я не совсем потерянный, есть куда стремиться, есть еще одна попытка в следующем году.

Как я понимаю, хорошо выступить на устном туре часто помогает общение с носителями языка. У тебя был такой опыт?

Действительно, часто олимпиады по английскому и китайскому выигрывают носители, но мне кажется, что устная часть и так довольно легкая, там тебе не особо нужны знания или опыт, если ты в принципе не стесняешься говорить. Я был в Штатах, но в детстве, так что особо там ни с кем не разговаривал, а так опыт был в других странах, также к нам несколько раз приезжали знакомые из-за границы.

В этом году ты перешел из школы-интерната для обучения слепых в школу им. Мильграма, тебе было сложно привыкнуть к новому месту?

Я бы не сказал, что прямо сложно. У меня, конечно, и до этого был опыт общения со зрячими людьми, я с ними всегда общался гораздо больше, чем многие мои одноклассники в интернате. Наверное, существенная разница была в том, что в новой школе людей гораздо больше. В интернате нас было по 8-9 человек в классе, а тут на общих уроках бывает и 25, на профильных — по 10-15. И, конечно, отличается отношение преподавателей: хотя у меня есть проблемы со зрением, ко мне относятся без всякой предвзятости. Некоторые любят устраивать отдельные конкурсы для инвалидов и так далее; тут такого не бывает. Когда я только перешел, то понял, что здесь за тебя никто ничего не сделает, какие-то проблемы с уроками нужно решать самому. Ты сам за себя отвечаешь, к тебе в плане учебы относятся как ко взрослому. И это воспринимается как нормальная вещь, нет никакого ощущения отчуждения.

Почему ты перешел в эту школу? Ты сам решил, что хочешь там учиться, или, может, родители настояли?

Это было мое решение, и родители его поддержали и помогали осуществить. Во-первых, удобнее всего было как раз идти в десятый класс: аттестат ОГЭ у тебя уже есть, на год ниже тебя не опустят. Во-вторых, школа им. Мильграма ближе к дому, чем интернат. И самое главное: здесь есть возможность больше вкладываться в учебу, выбрать предметы, которые хочешь изучать углубленно. А еще мне было любопытно, насколько отличаются среды в специализированной школе и в суровой реальности.

В школе-интернате чаще было ощущение, что тебе уделяют больше внимания?

Да. За тебя по закону отвечают воспитатели и преподаватели, поэтому понятно, что если у тебя какие-то проблемы со здоровьем, то они будут за тобой смотреть еще внимательнее. От этого создается ощущение, что к тебе относятся, как будто ты младше, чем есть на самом деле. Сейчас в новой школе мне комфортнее: с учебой вопросы решили, с одноклассниками проблем нет. А родители ко мне с самого начала относились как к обычному, в том плане, что у меня есть особенности, но они не подавляют во мне человека, не превалируют.

За что больше всего переживал, когда переходил в гимназию?

Точно не за учебу: учился я всегда без троек в четвертях. Я знал, что учеба все равно немного просядет — другое место, другие люди, другие требования. Появляются вещи, которые ты никогда не делал, например, презентации. Я больше переживал, что мне будет сложно влиться в новый коллектив, привыкнуть к новой среде.

Первую неделю я чувствовал себя не очень уютно. Например, когда еще не запомнил всех одноклассников, было неудобно переспрашивать: «А вы кто?». Но в итоге все довольно быстро встало на свои места, ребята меня приняли нормально, не было никакой агрессии, никаких трудностей в общении.

Самая большая ошибка, которую я замечал у незрячих, это когда человек сам слишком большое внимание уделяет тому, что не видит, и постоянно это подчеркивает. Например, я знаю парня, который пользовался анкетами для знакомств, и когда он писал людям, то первым делом сообщал, что он незрячий, а потом удивлялся, почему ему не отвечают. Я всегда относился к проблемам со зрением как к какому-то дополнению к себе: я могу пошутить над этим, у меня есть отличия в восприятии, на уроках я пишу на компьютере и пользуюсь электронной версией учебников. Это момент, который как-то тебя отличает, делает тебя еще интереснее.

Учителя как-то адаптировали под тебя материал? Ведь, например, на предметах вроде геометрии тебе сложнее работать с теми же чертежами.

Все преподаватели сначала не знали, как ко мне относиться, но мы же все умеем говорить, так что проблемы решаются. На каких-то уроках я спрашивал, можно ли дописывать на переменах, потому что не очень успевал все за сорок пять минут. Какие-то презентации мне учителя отправляют заранее, чтобы я их мог смотреть с компьютера, а не сидеть каждый раз у доски. Первую парту выбирают те, кто обычно все зубрит, а я на этих людей не очень похож, мне больше по душе вторая.

Геометрией некоторые незрячие владеют очень хорошо, у нас в интернате, например, работали такие преподаватели, они и объяснять умеют не хуже зрячих. У меня с этим предметом сначала были сложности, но я старался больше расписывать для себя какие-то вещи, чтобы можно было их лучше представить. Я, практически никогда не чертил, но в чертеже ведь по сути нет никакой новой информации, он тебе нужен только для наглядности. Если ты понимаешь, как работают формулы и теоремы, то справишься и без него. У нас в гимназии есть экзамены за полугодие, и учитель геометрии мне сказала, что у меня в плане оформления чуть ли не лучшая электронная работа.

Как у тебя строились отношения с одноклассниками?

Благодаря фильмам и книжкам я примерно понимал, как себя надо вести, когда попадаешь в новый коллектив. Я знал, что важно себя правильно подать. Темы для разговора найти несложно: всех обычно интересует, как я вижу, что воспринимаю и так далее, а отсюда легко построить мостик куда-то еще. Всегда можно расспросить про школу, в которую перешел: ты человек новый, тебе ответят без вопросов, может, расскажут какие-то старые истории, введут в курс насчет того, что происходит в классе. На профильных предметах группы у нас небольшие, и там можно с кем-то сработаться через общие задания, доклады. Бывают школьные мероприятия всякие, интеллектуальные игры — туда тоже можно ходить не только ради контента, но и чтобы лучше людей узнать. Возможностей много, я стараюсь их использовать. Понятно, что со всеми общаться невозможно, но стать частью класса — вполне реально.

Как думаешь, отношение ребят к тебе менялось со временем? Может, сначала были проявления гипертрофированной заботы, о которой ты говорил?

Вообще такое случается очень часто, но тут же подростки, так что никаких проблем с гипертрофированной заботой не было. Тем более, я и до этого общался с разными людьми и попадал в какие-то новые компании, так что уже знал, как нужно себя показать. Например, я всегда проговариваю, что если мне нужна помощь, то я о ней прошу, а если не прошу, она мне не нужна. Например, в новой школе один из преподавателей сказал, что если мне что-то не видно с доски, я могу спрашивать у соседа. После этого разговора этот вопрос больше и не поднимался. Таким образом нет никаких неудобств, плюс можно еще и общаться с человеком.

То есть, с ребятами проблем не было?

Не было. Обычно если бывают трудности в общении, то ты прямо чувствуешь, как людям неудобно. Ты слышишь какую-то неуверенность в голосе человека, он не знает, например, будет ли тебе комфортно, если он пошутит про твое плохое зрение. Такого рода случаи бывали первый месяц. Меня шутка о том, что я в снайперы пойду, никогда не обижала, но тут главное — установить границы: «да, я могу пошутить про себя, но не буду делать из себя скомороха». Когда входишь в новую среду и чем-то выделяешься, примерно наполовину отношение к себе ты диктуешь сам, потому что люди ориентируются в основном на то, как ты сам себя воспринимаешь. Я себя воспринимаю довольно легко, и отношение ко мне такое же, как и ко всем.

А еще когда я перешел в новую школу, то переживал: вдруг я людям безумно не понравлюсь. Но потом понял, что в отношениях есть третий вариант, о котором мы обычно не задумываемся: не ненависть, не фатальная радость, а пофигизм. И меня так это успокоило, я прямо подумал: «Фух, хорошо».

У тебя там есть сейчас друзья?

Да, есть несколько человек, с которыми я дружу. Я их спрашивал, были ли у них какие-то сложности в общении из-за того, что я плохо вижу, они ответили, что нет, не было. Кто-то, с кем общаюсь меньше, мне называл мелочи вроде того, что движения у меня неуверенные, но это и понятно: не хочется случайно в женский туалет войти вместо мужского, потому что это будет фиаско до конца дней моих.

Хотела еще тебя спросить, была ли школа как-то специально подготовлена для того, чтобы тебе было удобнее, но сейчас понимаю, что тебе это, наверное, не нужно, тебе просто надо запомнить расположение кабинетов, раздевалок и так далее. Или есть еще что-то, что необходимо сделать дополнительно?

Расположение кабинетов быстро запоминается. В конце концов, если вдруг потеряешься, всегда можно спросить, тебе подскажут или даже дойти помогут. Понятно, что пару раз зайдешь не на тот урок, посидишь пару минут и поймешь, что пришел не туда, со мной такое случалось. А так я ношу с собой увеличитель, пишу всегда на компьютере, если нам дают какие-то анкеты, то проставляю галочки, ручку держать в руках могу же. Или, в конце концов, можно попросить помочь кого-то, кто точно над тобой не подшутит и какую-нибудь дичь не напишет, — у меня такого не было, но я такую возможность всегда предусматриваю. Задания иногда печатают более крупным шрифтом, иногда я прошу, чтобы мне их прислали на почту в pdf. Если какие-то мероприятия или поездки, то я стараюсь идти или ехать вместе с кем-то, чтобы лишний раз не искать дорогу. Я ее, найду, но лишний дискомфорт тоже не хочу себе доставлять. Так что каких-то особых средств в плане ориентирования не понадобилось.

Чем любишь заниматься помимо английского?

Мне интересно обществознание, потому что надо понимать, где ты живешь, в каком обществе. Мне нравится разбираться в том, как устроены какие-то социальные явления, как они проявляются в литературе. Я так выходил на несколько книг, недавно, например, прочитал «Generation П» Пелевина. Когда оказываюсь в новой среде я наблюдаю за тем, как по-разному люди относятся ко мне, из этого, возможно, и появился этот интерес к тому, как вообще мы относимся друг к другу, как общество работает. Я люблю расспрашивать друзей о том, как они общаются с другими людьми, что у них бывает, что нет.

Еще мне нравится музыку слушать, наверное, тут еще просыпается интерес с исторической точки зрения: что и как формировалось, кто на кого повлиял. И свои эмоции тоже ведь надо куда-то выпускать.

Какую музыку любишь?

Меня вообще по разному носит, мое музыкальное приключение началось давным-давно с Евгения Маргулиса, а сейчас, в основном, я во всяких металльных краях обитаю. Бывает, в электронное что-то заносит, изредка хочется чего-то бардовского. Временами слушаю то, с чего все началось — Высоцкого, Цоя или “Гражданскую Оборону”. Я прямо чувствую, что в их песнях есть что-то необходимое, может быть, что-то совершенно русское.

Еще мне нравится, когда друзья делятся своей музыкой: если бы все слушали одно и то же, было бы скучно. К тому же, это тоже хороший повод завести разговор.

В будущем хочешь связать жизнь с английским?

Выехать на одном языке сегодня невозможно, но и сбежать от него не получится. Поэтому английский — это скорее сопутствующий элемент, например, к истории или обществознанию, благодаря ему твои возможности расширяются. Я и сейчас часто делаю поисковые запросы на английском, когда ищу информацию для докладов. С профессией я пока не определился. Просто посмотрел, что мне ближе, где какие экзамены нужны, понял, что довольно часто встречается история и очевидно придется сдавать ее.

Что можешь посоветовать ребятам, которые тоже хотят участвовать в олимпиадах по английскому или просто выучить его?

Моя сестра недавно начала учить датский, и мне нравится ее подход: она говорит, что если хочешь учить язык, то важно, чтобы тебе нравилась культура, которую ты познаешь, потому что иначе зачем вообще за него браться? Тем более, тогда тебе будет проще в процессе: ты можешь подобрать какие-то произведения искусства, которые подходят по уровню, и улучшать свои языковые навыки с их помощью. Это одновременно и поощрение, и дополнительный материал.

Еще я бы сказал, что нужно выработать какой-то план изучения языка, чтобы ты примерно понимал, куда идешь, а не просто плавал в морях познания. Чтобы у тебя были какие-то итоги: например, «за этот месяц я завершил такие-то темы, теперь не путаюсь в простейших английских временах, теперь мне хорошо по жизни». У меня особой систематичности не было, и это тоже сказалось. Когда я совсем не повторял грамматику, как-то раз 15 минут не мог сообразить, как работает Present Simple. Можно конечно выехать на том, что интуитивно верно подбираешь слова, но крепкий фундамент нужен безусловно.

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus


Комментарии:
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Ок

Автор:

Ксения Донская

Публикации автора


15.10.2019 «Ученый не должен знать все»: интервью с президентом Азиатской физической олимпиады Леоном Чуаном Квеком03.10.2019 Пустыня Израиля, парижская жара, венгерский гуляш: победители и призеры межнаров рассказывают, как провели лето27.09.2019 Человек решающий: интервью с членом задачного комитета Международной математической олимпиады Гезой Кошем16.09.2019 «Зайти в тупик совсем не стыдно»: интервью с председателем жюри Олимпиады мегаполисов Леоном Чуаном Квеком01.07.2019 «Природа интересна всем»: сотрудники Дарвиновского музея рассказывают об участии в «Музеях. Парках. Усадьбах»